(495)764-75-76

Бесы

  • Ф.М. Достоевский
  • Инсценировка Альбера Камю
  • Сценическая редакция Анджея Вайды
  • Перевод с польского инсценировки романа «Бесы» - Никита Кузнецов
  • Спектакль идет с одним антрактом

ПОСТАНОВКА: АНДЖЕЙ ВАЙДА
Сценография и костюмы Кристина ЗАХВАТОВИЧ
Музыка: Зигмунт КОНЕЧНЫ
Пластика: Яцек ТОМАСИК
Запись музыки: Ансамбль ударных инструментов Марка Пекарского
Ассистент режиссера: Александр САВОСТЬЯНОВ
Ассистенты-переводчики: Татьяна Джитимска, Елена Верниковская
Перевод с польского инсценировки романа «Бесы»: Никита Кузнецов
Помощник режиссера: Сергей Сафонов

Действующие лица и исполнители:
Николай Всеволодович Ставрогин – Владислав ВЕТРОВ
Матреша – Лера МОТИНА
Тихон – Рогволд СУХОВЕРКО
Рассказчик – Сергей ЮШКЕВИЧ
Алексей Кириллов – Дмитрий ЖАМОЙДА
Иван Шатов – Сергей ГИРИН, Олег ФЕОКТИСТОВ
Лизавета Николаевна Дроздова – Ольга ДРОЗДОВА
Мария Тимофеевна Лебядкина – Елена ЯКОВЛЕВА
Капитан Лебядкин – Сергей ГАРМАШ
Варвара Петровна Ставрогина – Тамара ДЕГТЯРЕВА
Прасковья Ивановна Дроздова – Светлана КОРКОШКО
Даша Шатова – Клавдия КОРШУНОВА
Степан Трофимович Верховенский – Игорь КВАША
Шигалев – Александр КАХУН
Липутин – Александр БЕРДА
Виргинский – Владислав ФЕДЧЕНКО
Семинарист – Евгений ПАВЛОВ
Лямшин – Олег ФЕОКТИСТОВ, Андрей АВЕРЬЯНОВ
Алексей Егорович – Владимир ЗЕМЛЯНИКИН
Маврикий Николаевич – Максим РАЗУВАЕВ
Петр Степанович Верховенский – Александр ХОВАНСКИЙ
Федька – Валерий ШАЛЬНЫХ
Виргинская – Марина ХАЗОВА
Студентка – Полина РАШКИНА
Капитан – Рашид НЕЗАМЕТДИНОВ
Мария Шатова – Марина ФЕОКТИСТОВА
Священник – Владислав ПИЛЬНИКОВ
Черные Фигуры – Руслан КОВАЛЕВСКИЙ, Кирилл МАЖАРОВ, Рашид НЕЗАМЕТДИНОВ, Владимир СУВОРОВ

«…знание о Вайде добавляет спектаклю содержание и объем. Ритм у него – свой собственный, незаемный, сцены смонтированы в коллаж-карусель, позволяющую мгновенно переноситься из комнаты Шатова (Сергей Гирин) – в лес, где его убивают (с Вайдой в «Современнике» работала его супруга, художник-единомышленник Кристина Захватович). У режиссера, очевидно, не было желания поразить публику какой-то неожиданной формой. Он и сам не раз успел сказать об этом, – очень важно было услышать наконец, неповторимый русский язык Достоевского. Слово Достоевского, его диалоги и монологи Вайда, если можно так сказать, приравнивает к действию. Интрига, развитие сюжета чуть-чуть уходят в тень, а слово – в буквальном смысле выдвигается на первый план: главные слова и Верховенский-отец (Игорь Кваша), и Николай Ставрогин (Владислав Ветров) произносят с авансцены. Показалось, что Вайде, как будто уставшему от кино, в удовольствие было «воспользоваться» простодушием и открытостью театра и потому решения его нарочито просты и открыты: необходимые детали оформления – стулья, кресла, самовар на столе, образ с горящей лампадой – на глазах у публики выносят и уносят обратно слуги сцены, фигуры в черном, дзанни восточного театра. Ширмы, делящие пространство на комнаты и углы, воспринимаются как «лапидарный» восточный контрапункт к неэкономному русскому многословию. «Бесы» продолжают линию масштабных, эпических и исторических спектаклей «Современника», которая в сегодняшней афише представлена «Крутым маршрутом» и «Тремя товарищами». А с «Крутым маршрутом» Гинзбург только что вышедшие «Бесы» могут составить дилогию на темы русских заблуждений и иллюзий. Иллюзий глобальных и самых простых, человеческих, из которых, собственно, и прорастают потом те, которые способны потрясти мир…»

Григорий ЗАСЛАВСКИЙ
«Независимая газета», 18 марта 2004


« Вернуться


Корзина

Билеты: 0 шт.
Сумма: 0 руб.
Корзина пуста.
Билеты в репертуаре.
Очистить Оформить